Затерянные между пустынных гарриг, окруженные стеной сухих камней виноградники Кло де феи напоминают изображение, сошедшее с почтовой открытки. Виноградники здесь разбивались по-старинке вручную мотыгой, в маленьких ямках чистой глины в легком соприкосновении с материнской породой зигзагообразно чередуясь с импозантными каменными дубами. Многие поколения виноделов преданных своему делу и добиваюшихся создания идеального участка и потому мало заботящихся о количестве потраченного времени, вручную или с помощью лошади бережно выкорчевывали торчашие земле камни, и один за одним бережно складывались, формируя стену.
Старожилы деревни вам подтвердят, что сколько они себя помнят, эти виноградники со скрученными ветвями всегда называли «старыми». А вдалеке высятся голубые скалы Вингро, расположенные почти что вертикально и находящиеся здесь с незапамятных времен, практически постоянно выдерживающие натиск северного ветра Трамонтана. У подножья Пиренеев , тут, совсем близко, блестит и искрится Средиземное море. И если феи в период солнцестояния еще собираются, чтобы закружится в вихре танца, то это может происходить только здесь, в этом пустынном, загадодочном и столь отличном от других месте

Не думая, руководствуясь только инстинктом , выбрал я это место, чтобы здесь служить и поклоняться предмету своей любви и страсти — вину. Шаг за шагом, вначале как сомелье, затем владелец ресторана, писатель очерков о вине и качестве жизни шел я к познанию великой тайны превращения по истечению нескольких лет куска темного дерева в божественный нектар, который невозможно забыть. Для того чтобы понять все этапы этого превращения, мне надо было начать процесс созидания.

Итак, несколько акров старых виноградных кустов, пара больших ножниц, пульверизатор на спине, — вот и все, что у меня было. Даже для местных виноделов , работающих по старинке и столь далеких от ненужных трат на средства и технику, этого было недостаточно. И в одно светлое утро 1997 года я вышел первый раз, не имея ни денег, ни ясной цели, но полный всяческих надежд.

Очень скоро кожа моя потемнела и покрылась загаром, руки огрубели и изранились, а все мое тело, скованное замершими в непрерывном напряжении мышц, болело и часто отказывалось служить. Сегодня я понимаю, как все таки далеки плоды виноградной лозы от той сказочно уютной атмосферы больших ресторанов.

П Попытки, советы, поск стиля, споры и дискуссии без начала и конца — вот наконец появилось оно — первое вино как чудесный дар дружбе и вниманию, как результат сплоченности и солидарности — понятий, которые еще что-то значат в мире вин.
Сейчас я редко рассказываю про наш первый миллезим Кло де феи, так как никто мне не верит. Мы начинали наше дело на дне погреба, в который любезно пустил нас мой друг. Очень часто у нас не было возможности даже обобрать собранный за день виноград, из-за того что хозяин в это же время заканчивал свой рабочий день и ему нужен был погреб. Я вспоминаю 4 больших смоляных чана, насос, который мог привлечь только старьевщика, холст, который обычно используют для приготовления сливочного масла, грабли для уборки и силу наших рук для выжимки. Винограда было немного и поэтому приходилось собирать виноград, оставшийся после сбора на других виноградниках. Затем следовали долгие часы сортировки, что и неудивительно, особенно учитывая мой небольшой опыт в виноделии. Сильная усталость, страх неудачи, особенно вечерами, но и много радости, желания, любви и неосознанное ожидание чего-то неведомого. Появление первого миллезима горячего и сухого вина в 1998 позволило нашим идеям и методам, новым в регионе, дать рождение вину отличному от других, которое сразу же пленило и указало путь, а нам оставалось только за него зацепится и продолжать им следовать.

О Чудо! В апреле вино было распродано сразу же как только появилось. Уф! Без этого невозможно было бы идти дальше : не хватало средств. В любом случае пока для того, чтобы нормально жить, необходимо продолжать свою основную работу по специальности. И тем не менее, успокоенный нашими результатами, банк соглашается нам выдать нам новый займ. Это и есть начало новой и очень длинной главы…

Год ознаменовался переобустройством гаража в мини погреб по производству вина. Мы отлили бетонный пол, установили 3 фазы, перенесли чаны, а также купили 2 новых, при чем в этот раз один из нержавеющей стали. Вместо холодильного агрегата, он оказался слишком дорогим, во время производства вина мы качали чистую и свежую воду из старой прачечной, расположенной на противоположной стороне улицы. При недостатке средств лучше всего быть богатым на идеи…

Территоррию под виноградники мы тоже немного расширили до 7 га, хотя производство составило только 15000 бутылок. С этим надо смириться: небольшой доход — часть наших трудностей. 75% вина выращено в новых бочках, а один чан винифицирован в бочонках в половину мюи. Мы расширяем нашу гамму вин. Успех вина становится неожиданностью и уверенность в правильном выборе места потихоньку растет и подтверждается фактами.

Девять гектаров на основное производство и 1, 5 га на разведение нового сорта: 1,5 га высокосортной Сиры привитой на специально отобранный подвой. Склон ухабист и кроме того расположен под сильный наклоном. Обзаведемся ли мы когда-нибудь трактором для обработки этого участка? Что ж увидим! В любом случае его купить, сегодня или завтра, — вопрос нескольких минут, а винограду нужны годы для того, чтобы приняться и вырасти. Пока прийдется обойтись почворезом. И наш выбор в пользу индивидуальных подпорок — стаканчики обязывают. Тайно мы приходим посмотреть на эти странные колышки. Нам смешно. Затем мы быстро копируем.

При уборке винограда обработка для «великого вина» особенна. Ничто не заменит руки человека. Странно, но в этом году все сорта винограда поспели одновременно. Последний раз, хотя это нам пока не известно, мы вытаскиваем наш сортировочный стол… В погребе, два новых чана, более адаптированных для наших слабых производственных нужд, и перистальтический насос, максимально подходящий для сусла. Появляется полный набор бочек, условия труда улучшаются. О Кло де Феи начинает говорить пресса. Но эмоции, которые вызывает наше вино, остаются для нас предметом изумления и восхищения.

Девять гектаров на основное производство и 1, 5 га на разведение нового сорта: 1,5 га высокосортной Сиры привитой на специально отобранный подвой. Склон ухабист и кроме того расположен под сильный наклоном. Обзаведемся ли мы когда-нибудь трактором для обработки этого участка? Что ж увидим! В любом случае его купить, сегодня или завтра, — вопрос нескольких минут, а винограду нужны годы для того, чтобы приняться и вырасти. Пока прийдется обойтись почворезом. И наш выбор в пользу индивидуальных подпорок — стаканчики обязывают. Тайно мы приходим посмотреть на эти странные колышки. Нам смешно. Затем мы быстро копируем.

При уборке винограда обработка для «великого вина» особенна. Ничто не заменит руки человека. Странно, но в этом году все сорта винограда поспели одновременно. Последний раз, хотя это нам пока не известно, мы вытаскиваем наш сортировочный стол… В погребе, два новых чана, более адаптированных для наших слабых производственных нужд, и перистальтический насос, максимально подходящий для сусла. Появляется полный набор бочек, условия труда улучшаются. О Кло де Феи начинает говорить пресса. Но эмоции, которые вызывает наше вино, остаются для нас предметом изумления и восхищения.

Миллезимы следовали друг за другом, но похожи не были. 2002 запечатлился в нашей памяти неординарным миллезимом, требующий к себе много внимания, запомнившийся небом, покрытым облаками весь период сбора урожая, настолько поздним, насколько ранним он был в 2001. С одной стороны капризное небо, а с другой огромное количество вопросов, сомнений — так что мы по праву назовем впоследствии его нашим первым трудным миллезимом. В итоге, это стало богатым опытом. Исключительно для старых виноградников, посаженных в квадратах на 1,50 м, мы решили приобрести гидростатический резцедержатель на гусеничном ходу, с помощью которого можно было вспахать практически любой участок. А самое важное — это то, что в этом году вспаханная почва будет легко впитывать влагу при поливе. По мере наступления осени нам нужно будет быть всемером, чтобы осуществлять постоянный контроль за 15 гектарами виноградниками; следить и приводить в порядоки каждый куст до … 28 октября.

Результат: превосходные вина и одновременно свежие и созревшие — качества присущие выдержанному вину. Оснащение погреба холодильными установками позволило прекратить качать воду из прачечной. Все. Конец эпохи.

Знойный миллезиум. В Vingrau виноградники привыкли испытывать стресс из-за нехватки влаги. Некоторые сорта были отобраны веками как подвои именно из-за этого. Две вспашки, механической и на муле, в конце зимы и начале весны, позволили уничтожить заросшие участки, там где трактор с колесами пройти не мог. Корни снова проросли глубоко в землю в поисках воды и пищи, еще больше укрепились на скалах, тем самым подтверждая богатство почвы минералами.

Небольшая задержка созревания в сентябре. Нужно немного подождать и все снова входит в норму. Кариньян просто великолепен,хотя в этом году он очень запоздал и собирали его поэтому до 23 октября. Прекрасный свежий вкус заставляет прервать дыхание и укрепляет нас в мысли о необходимости раннего сбора и выращивания винограда вместе. Смутило нас и то, что вина, розлитые уже по бутылкам, не производили впечатление «готовых». А далее следовала новая посадка 12000 кустов/гектар. Но земля оказалась не еще до конца готовой и после двух лет изнурительной борьбы нужно было решиться на выкорчевывание одного ряд из двух. Природа взяла свое, призвав нас к порядку и послушанию.

Год богатого урожая. Наше хозяиство уже насчитывает 20 гектаров. 5 из них, вне сомнения, никогда не войдут в гараж, слишком он уж мал для этого и поэтому мы вынуждены отбирать толко самые лучшие ягоды. Не было страха, была необходимость: поскольку все виноградники предназначались для «Grand Cru», а урожай был великолепен, то отбирались самые лучшие ягоды. Старый погреб в деревушке вновь открыт, бетонные чаны отремонтированы — все было готово для винификации «Sorcières», вкус которого станет еще лучше после добавления Сиры. Позади гусеничного трактора, ультрочувствительный интерцептор, ласкает старые виноградные лозы, которые выравниваются и таким образом становятся ухоженными. Высадка небольшого количества лучших кустов Кабербе Фран вместе с несколькими арпанами Темпранилло: прекрасный повод для того, чтобы нас продолжали считать сумашедшими… Великое вино! И богатый год на урожай трюфелей! Все вместе — это такая редкость!

Великий миллезиум, великолепный результат и для вина и для всего хозяйства в целом. В мае RVF (обзор вин франции) поставил нас на первую строчку среди винодельческих хозяйств Руссильена. Что же послужило причиной этому? Влажная зима, мало ягод на всех саженцах и осыпание части Гренаша. Лето выдалось теплым, но без удушливой жары и засухи. Благодаря новым тепловым насосам мы могли регулировать тепло и холод в нашем погребе. Закупка двух новых пульверизаторов пришлась как нельзя кстати: мучнистая роса не оставляла своих нападок все лето. Наша команда, сплочившись провела образцовую работу, сочетающие быстроту, точность и скурпулезность, по обработке растений. При уборке винограда санитарный контроль показал отличные результаты и поэтому стол для перебирания ягод так и остался стоять на чердаке. Процесс производства вина был легок. Роскошное вино, полное энергии, обладающее изысканностью и вытянутостью вкуса. Сочетает в себе яркие комплексные фруктовые нотки. Прекрасная танинная структура. Мощное вино, обладающее большим потенциалом к выдержке , раскрывающееся со временем. Этот миллезиум составит эпоху..

Мы и не знали, что применяем в своей работе японский метод Кайсена. Бывший проездом друг объяснил нам принципы, основанные на «постоянном прогрессе и улучшении даже незначительных деталей, в надежде удовлетворить даже самого требовательного покупателя» Справедливо решив, что лучше технику адаптировать к культурам, чем наоборот, мы заменили в этом году всю уборочную технику, то есть 3 трактора . Ведь на пути к совершенству важна каждая мелочь. К нам присоединился еще один сотрудник, потому что теперь вследствии покупки (неразумной, надо сказать) склона с заброшенным старым Гренашем, который наша команда упорно пыталась спасти, работая в течении двух месяцев на холоде и ветру, территория насчитывала практически 30 гектаров. Холодная и дождливая зима, позднее цветение, отсутствие дождя с мая по сентябрь, и уборка урожая, весьма рискованная, надо сказать.. Процесс винификации потребовал много терпения. Вино плотное и насыщенное уже при его розливе в бочки, обещающее проявить все эти качества в полной мере при выдержке. Год примечателен урожаем белых грибов..

Год ветров. Как минимум в течении 200 дней. Ветер с моря или холодная сильная трамонтана морозит вас зимой и сводит с ума летом. Первый урожай Сиры с нового участка с Granit de Lesquerde. Мы еще не раз обратим свое внимание на это столь непривычное название. Вино превосходно, что самое главное. В марте, когда к нашей группе только пришло вдохновение, нам предложили попробовать спасти от выкорчевывания 30 гектаров виноградников и 40 брошенных оливковых деревьев. Казалось немозможным. Полное отсутствие техники и ресурсов как денежных, так и человеческих. И все таки мы едем посмотреть. Как удар молнии. В то время как наша команда засучивала рукава , мы пытались заставить шевелиться свои мозги. И наш банкир в том числе. Благодаря помощи Сафера, мы стали арендаторами на 2 года. Получится ли у нас? Загадочно и непонятно, но деревья и виноградные лозы были спасены. Первый урожай оливок для оливкового масла. Уборка урожая винограда прошла легко, под солнечными лучами и с хорошим настроением. Правда дрожжи немного заленились. К весне сахар, находящийся в вине преобразовался и вино раскрылось: густое, маслянистое, чувственное, с горьковатыми фруктовыми нотками и шелковистым танином. Англичане говорят «Pashmina tanins». К 10-летнему юбилею нашей работы на лучший результат мы и не смели надеятся

Год «сестры Анны»,то есть год ознаменовавшийся долгим ожиданием благодатного дождя, который никак не прийдет. Зима выдалась мягкая, сухая, превосходные небольшие весенние грозы во время всего периода распускания почек. Красивые кисти — хорошее и многообещающее начало.. А затем 4 месяца засухи. Серое свинцовое небо, готовое пролиться благодатным дождем, повисало над землей дней 15 или 20 за все лето, но дождя, несмотря на все наши мольбы, песни и танцы, так и не было . Находясь под влиянием свежих воздушных потоков, пришедших к нам с моря, виноград долго не хотел спеть и еще в середине лето оставался зеленым. Мы попытались объединить наше хозяйство с Mas de la Chique, с теми 15000 оливок и винограда, которые мы взяли в аренду, и напоминали тем самым «удава маленького принца, который проглотил слона».

Божественный дождь 11 сентября укрепил силы изможденных жарой виноградников, а нам подарил возможность собирать сверкающий виноград цвета драгоценного черного дерева. Винификация прошла легко . Вино получилось сексуальным, несмотря на ярко-выраженное присутствие танинов. Первый миллезим нашего нового кюве Cabernet-Franc, — Фавн, игарющий на флейте под сенью диких оливковых деревьев». 849 бутылок разобраны в первые 5 дней. На этикетке каждый год все тот же фавн, стареющий вместе с нами.

Небольшой урожай зеленых оливок, великолепный черного Люка.

Год, потребовавший много смирения. Смирение и терпимость — две главные добродетели, согласно Конфуцию… Холодная зима, много дождей в декабре. Не забыть и бурю в феврале, которая искалечила два огромных дуба Clos des Fées. Идеальная весна дала прекрасному началу для распускания винограда и способствовала его равномерному цветению. Лето характеризовалось частыми ветрами трамонтана и полным отсутствием дождей в период с июня до конца октября. Это был год, когда умение понимать растения было ключом ко всему, — настолько сильным было соперничество с водой… Если у нас и оставались к тому м менту какие-то сомнения в целесообразности вспашки, то тут они все рассеялись. Для меня это теперь ответ на вопрос, как создать Grand Vin в условиях глобального потепления. Если обрабатывать более сотни участков , мы их часто изводим на протяжения всего года , в такой год мы благословляем небо, что у нас есть такое разнообразие участков, ранних, поздних, чтобы в момент сбора урожая иметь палету винограда такого же разнообразного.

Великий год для оливок.

Зима выдалась сухой и холодной, холода стояли до самого марта, дожди шли регулярно, но без излишеств. Лето было сухим, июль жарким, и поэтому дождь 23 очень запомнился, жгучий август — в целом это был обыкновенный год с обыкновенной температурой: теплой и сухой — все что надо было, чтобы дать развиться фенольной зрелости винограда. После 12 собранных урожаев я уже не считал себя тем неопытным юнцом, каким я был вначале: я научился отстраняться от всего время от времени. Теперь у нас была сильная команда и впервые я испытал чувство, что наконец я могу немного «взлететь» и отстраниться от обыденности, чтобы наконец поразмыслить, что стоит делать дальше, а чего не стоит — и это было важно. Изменения? Да, пожалуй, но легкие и касательно разведения старых виноградников. Больше Мурведра в этом году на Clos des Fées. Новый кюве «Images Dérisoires» на основе Темпранильо, интуитивно соединенного с небольшой долей Черного Кариньяна, дополнил мою трилогию «странных» вин ,так называемую мою территорию свободы.

Что такое миллезим века? Исключительное качество, ощушение богатства, чувство легкости на протяжении всего жизненного цикла растения. Уборка урожая длинная, спокойная, радостная. Прекрасные вина после их спуска с мезги, без сомнения они смогут прожить долгую жизнь. Если таково значение «миллезимы века», то 2011 нам удалось создать великий «миллезим века». Дожди весной, прекрасное раскрытие почек на всех лозах, пышное цветение, весьма свежее лето, но без дождей, 60 дней прекрасной погоды во время сбора, но не было даже ни одного дня с температурой больше 30 градусов, ночи холодные — короче, у нас было все и во время сбора и во время винфикации, чтобы создать прекрасное вино. Чаны полны и мы осознаем, что может быть весь урожай и не войдет. Благодаря хорошей погоде мы можем подождать пока весь виноград не достигнет максимальной зрелости. Год, о котором можно только мечтать, и мы еще долго его будем вспоминать.